У нас на сайте есть все: афоризмы и выражения, веселые рассказы, афоризмы от великих, английские афоризмы, афоризмы мужчинам

RusHumor.com - юмор, армейский юмор, смешные рассказы Рус-хумор - юмор, армейский юмор, смешные рассказы RusHumor.com - юмор, армейский юмор, смешные рассказы Рус-хумор - юмор, армейский юмор, смешные рассказы
RusHumor.com - юмор, армейский юмор, смешные рассказы
Рус-хумор - юмор, армейский юмор, смешные рассказы
RusHumor.com - юмор, армейский юмор, смешные рассказы


Главное меню
  Список тем
  Новые рассказы
  100 лучших
  Открыть наугад
  Реклама на сайте


Список тем
   · О женщинах
   · Про мужиков
   · Он + Она
   · Про компьютеры
   · О компьютерщиках
   · Хроники
   · Истории из жизни
   · Про зверушек
   · Пародии
   · Развлечения
   · Инструкции
   · Остальное
   · Задачи и тесты
   · Черный юмор
   · О детях
   · Диалоги
   · Законы Мэрфи
   · О работе
   · Анекдоты
   · Про игры
   · Если ... то ...
   · Авто юмор
   · Энциклопедии
   · О вредном


Друзья

Хотите Подарок?
Voffka Top
Я ПлакалЪ
PostNext
Скуке НЕТ!!!
puzoff.com
Не стой под ГРУЗом!
Тутолмин.Ру

Счетчики










 
комментариев: 0 всего просмотров: 14382
положительных голосов: 309 отрицательных голосов: 129
нейтральных голосов: 594 cуммарный бал: 688.05
 
 

НЕ ПОНРАВИЛОСЬ (-1)   --   прочитал (НЕ ОЦЕНИВАТЬ)   --   ПОНРАВИЛОСЬ (+1)

послать рассказ на телефон Получить этот рассказ на свой сотовый телефон! послать рассказ на телефон

Жертвам ледникового периода посвящается...

"Я - птеродактиль, клюв мой стучит, небо - моя обитель..."

"Вот зловредная песенка - с утра в голове крутится, топчись она диплодоком." - молодой птеродактиль Васятка злобно пощелкал клювом и досадливо сплюнул себе под лапы. Правда "под лапы" не совсем получилось, а вышло даже наоборот - "на лапы". Васятка окончательно расстроился, но исправить положение никак не мог - в строю запрещено шевелиться. Если быть совсем точным, то и плевать в строю не разрешается, но уж больно погано начиналось это серое утро и Васятка позволил себе эту неуставную вольность, дабы окончательно не повредить и без того хрупкую нервную систему...

Шел восьмой год Великой Ледниковой войны. С севера на владения динозавров неумолимо и безжалостно надвигался ледник, неся с собой холод и голод. А перед ледником наступали неисчислимые орды приматов, захватывая леса и пастбища, сея смерть и разрушения. Империя динозавров, не выдерживая двойного натиска, все дальше и дальше откатывалась на юг, неся огромные потери в борьбе за существование. И не было видно конца сражениям, как и не находилась пока обетованная земля, где цивилизация ящеров обрела бы мир и покой...

Васятка, как и другие одиннадцать молодых птеродактилей, еще вчера был курсантом школы младшего летного состава, а сегодня уже стал полноправной боевой единицей 2-ой эскадрильи 4-го полка пикирующих птеродактилей "Сломаные крылья". И, как боевая единица, стоя в строю товарищей, получал свой первый боевой приказ. Приказ был по-военному прост и краток: лети туда - комэск знает куда и бомби то - комэск покажет что. После бодрящего напутствия состоящего в основном из витиеватых проклятий по адресу врагов и собственного командования Васятка пристроился в хвост очереди за четвертьптеродактилиевыми каменными бомбами-мозгодробилками...

"Ну и сволочи эти вооруженцы! Это сколько же конопли надо сжевать, чтобы бомбу на хвост уронить! Весь кайф от первого боевого вылета сломали." - лениво помахивая крыльями сокрушался Васятка. "Ну ладно, гады, я тоже когда-нибудь что-нибудь на вас уроню. Только выберу бомбочку потяжелее и взлечу повыше." - эта мысль немного успокоила Васятку и слегка примирила с действительностью. А действительность была такова - две эскадрильи пикирующих птеродактилей, тяжело груженые бомбами, медленно уходили на север - в сторону линии фронта. Цели не знал никто, кроме командира 1-ой эскадрильи, который лишь туманно намекнул, что вернутся не все. "Обидно будет, если собьют в первом же бою. Так и не отомщу за батьку." - мрачные предчувствия захолодили васькино сердце и на душе холодными когтям заскреблись кошкозаврики.

От грустных дум и мрачных предчувствий Васятку отвлек сиплый клекот командира 1-ой эскадрильи - "Внимание всем! Подлетное время до цели - 10 минут!" Птеродактили сразу подобрались и выровняли боевые порядки, а Васятка лихорадочно принялся вспоминать "Боевое наставление по практическому бомбометанию", которое довольно поверхностно изучал в летной школе. Если правила захода на цель и технику "крутого пике" он еще, с горем пополам, мог воспроизвести в своем возбужденно-воспаленном мозгу, то с практикой было туговато - в своем активе Васятка имел всего три учебных бомбометания из пике, причем в двух случаях выйти из пике ему почему-то не удалось, о чем ярко свидетельствовали обломанный клюв и надорванное правое крыло.

А внизу открывалась величественная панорама сражения. Крупные соединения диплодоков и бронтозавров ожесточенно отбивались от орд теплокровных, мобильные отряды троглодитов и тиранозавров прикрывали фланги. Отсюда, с высоты птеродактилиевого полета, было хорошо видно, что ящерам приходится туго. А в километре от линии фронта различались крупные скопления свежих вражеских сил. "Видимо они и есть наша цель" - подумал Васятка - "Ну щас мы им дадим бомбой по башке." Васятка покрепче сжал когти, дабы не уронить смертоносный груз раньше времени.

"Цель под нами! Атакуем!" - заклекотал комэск, ведущий их соединение. 1-ая эскадрилья перестроилась в цепочку и, сложив крылья, ринулась на цель - большое соединение теплокровных. 2-ая, васяткина эскадрилья закружилась на месте, ожидая своей очереди. "Хорошо, что у них нет ПВО." - облегченно подумал молодой птеродактиль. Мелкие группы археоптериксов, жалко изображавшие подобие истребителей, ничего, кроме смеха, не вызывали. "Видели бы они наш истребительный полк "Пух и перья", прямо в воздухе яйца отложили бы" - Васятка переполнился гордостью за ВВС.

Тут и их комэск скомандовал атаку и повел своих питомцев на цель. Причем многие из летного состава являлись его питомцами в прямом смысле, ибо были плодом тесного взаимодействия с женским полком ночных бомбардировщиков "Ночная бабочка".

Вясятка дождался своей очереди и свалился в пике. Правда первое время "пике" больше походило на "штопор", но потом ему удалось выровнять падение и Васятка принялся выбирать себе цель. Для раздумий времени уже не оставалось и юный пикировщик остановился на огромном саблезубом тигре, который злобно скалил свой саблезубы, отдавая приказания более мелким тварям. "Ну щас, выдра полосатая, я тебя, уродину, научу любить..." - кого и как именно любить, Васятка додумать не успел, поскольку оказался прямо над целью и на довольно малой высоте. Обрадовавшись точному заходу и уже подумывая о, столь трудном для него, процессе выхода из пике, Васятка совершенно забыл разжать когти, сбрасывая бомбы. И потому гордо рухнул вместе с полной бомбовой загрузкой на голову врага. От удара о полосатую спину он наконец разжал лапы и закувыркался по земле, а вслед ему неслись предсмертные хрипы поверженного тигра.

Осколки бомб разлетелись по округе, поражая мелких подчиненных саблезубого. Одним таким камешком досталось и Васятке. "Готов полосатый!" - последняя мысль яркой вспышкой взорвалась в мозгу и птер-пикировщик отключился...

Сколько точно он пробыл в отключке, Васятка так никогда и не узнал, но, судя по тому, что прямо на него заходило последнее звено их эскадрилии, времени прошло не так уж много. Еще раз полюбовавшись делом лап своих - побитым тигром, Васятка неожиданно осознал своей гудящей башкой, что довольно скоро может превратиться в такую же груду запчастей, если скоренько не уберется из зоны налета. Прочувствовав всю серьезность момента, незадачливый бомбардировщик подхватил лапы в крылья и бегом припустил к ближайшим кустам. Надо заметить, что бежать у него не особенно получалось, а если быть честным, то не получалось вовсе. Все таки птеродактиль - это вам не сайгак какой-нибудь. Минуть пять Васятка "стремительно" несся к спасительным кустам, задевая клювом, хвостом и крыльями всевозможные препятствия. Когда болевой порог от ссадин и шишек достиг неизвестного современным палеонтологам значения, наш герой неожиданно вспомнил, что он - боевой птеродактиль и, следовательно, снабжен парой могучих кожистых крыльев и, что не грех бы помахать этими крыльями во имя спасения своей души, а по большей части - тела. Обрадовашись столь внезапно сошедшему просветлению, Васятка бешено замахал крылами и, что удивительно, стремительно взмыл в вечернее небо.

И вовремя - из, казавшихся такими мирными, кустов вдруг высыпала большая группа теплокровных тварей всех сортов и размеров. "Что съели, гады? Дырку от бублика вам, а не Васятку", - спасшийся птеродактиль ликуя набирал высоту. Радость подкреплялась осознанием того сурового факта, что он буквально чудом избежал вражеского плена. А уж о ужасах концлагерей противника, совершенно не соблюдающего мезозойскую конвенцию, Васятка прекрасно был наслышан еще в летной школе.

Оказавшись на безопасной высоте, птеродактиль похихикал над жалкими попытками мелких археоптериксов пресечь его стремительный полет и огляделся. Обе эскадрилии, отбомбившись, уходили на юг и были еле различимы на фоне заката. "Эх, не догнать мне товарищей своих!" - расстроился Васятка - "чую быть мне теперь вечным дежурным по аэродрому. А там еще разбор полетов - кто бомбил, кто стрелял?" Васятка убоялся предстоящей кары и прибавил скорости.

Своих он так и не догнал. Уже подлетая к базе Васятка увидел, что "на аэродроме его встречали" - командир полка и "другие официальные лица". Причем лица у встречающих были настолько "официальные", что юный птеродактиль понял - расплаты не миновать. "Ну и плевать", - подумал Васятка и стал заходить на посадку. Лихо приземлившись с четвертого захода в километре от взлетно-посадочной полосы, но зато в метре от полковой кухни, Васятка стал виновато выруливать к "лобному" месту, на котором собралось все командование полка. Хорошо что не было видно садюг троглодитов из особого отдела.

"У меня для тебя три новости: плохая, хорошая и секретная", - командир полка сердито скалился и злобно вращал могучим хвостом. "Начну, пожалуй, с хорошей. Знаешь ли ты, Кастелло недоделанный, кого ты так неумело замочил? По данным нашей раз-два-три-ведки это был сам генерал старший прапорщик Мечезуб. Бедняга только позавтракал и собирался заняться утренним туалетом, а тут ты со своими бомбами. Представляешь, как испортилось у него настроение? Причем навсегда. Везунчик ты, Васятка! За столь удачный вылет ты на две недели освобождаешься от чистки полковых туалетов и премируешься тремя охапками конопляных листьев. Плохая новость состоит в том, что ты нарушил все инструкции по технике безопасности при боевом бомбометании и оставил боевые порядки части, а также продолжительное время находился на вражеской территории. За все твои прегрешения назначаешься дежурным по аэродрому с правами инспектора-ассенизатора полковых туалетов. А сектретную новость я тебе не скажу, потому как допуска не имеешь. Все, свободен!" "А сто грамм за сбитый?" - нахохлился Васятка. "Обойдесся", - комполка махом разрушил Васяткины надежды - "все равно спирту нету - первая эскадрилья неудачно приземлилась прямо на полковой склад. Так что у нас теперь сухой закон. Шагом марш отсюдова!"

Обиженный Васятка скорбно удалился в направлении кухни, но и здесь его ждала неудача - троглодиты-особисты сожрали весь обед, якобы проверяя его на предмет наличия подрывных элементов, вредных для боеспособности и морально-идеологического состояния летного состава. Грустный и голодный Васятка побрел, что называется, куда глаза глядят. А после неудачного бомбометания, с последующей аварийной посадкой на голову вражеского генерала, глаза его смотрели в разные стороны, потому и маршрут птеродактиля оказался довольно извилистым. Васятка и не заметил, как оказался на самом дальнем краю аэродрома. Там он и присел на пенек, полон печальных дум. Из состояния грустных размышлений о собственной горькой судьбе и неудачах, преследующих его с неумолимым постоянством, Васятку вывело осторожное прикосновение чего-то теплого и пушистого. Опустив свой скорбный взгляд, он увидел совсем маленького симпатичного кошкозаврика, который нежно терся о Васяткины лапы и преданно-сочувствующе заглядывал в глаза страдальца.

"Один ты, тварь бессловесная, меня жалеешь", - печально изрек птеродактиль. "Давай дружить что ли? Все равно жизнь не удалась. А так может стану заводчиком кошкозавриков-чемпионов и на рекламе кошкаса сделаю хорошие бабки". Кошказаврик довольно потерся о васькины лапы и с утробным урчанием запрыгнул ему на заривок. "Как же мне тебя назвать?" - Васятка поскреб хвостом затылок и почесал клювом хвост - "А нареку ка я тебя Гама. Имя неплохое и вполне приличное." Кошкозаврик согласно заурчал...

Вот уже четвертый день исполнял Васятка необременительные обязанности дежурного по аэродрому, разбавляя серость службы мелкими пакостями вооруженцам и снятием проб с командирского обеда. Кошкозаврик Гама неотлучно следовал за своим покровителем и принимал активное участие во всех Васяткиных начинаниях. За такую неразлучность сладкую парочку прозвали "Васятка да Гама".

Тем временем война продолжалась. Васяткины товарищи постоянно вылетали на боевые задания. Разведка сообщала, что у противника появился новый истребительный полк, состоящий из, невиданных ранее, птиц по названию "тундрабёд", изукрашенных непонятной символикой в виде черных сердец с хвостиками и кроваво-красных ромбиков. Опасные твари уже сбили двух птеродактилей из первой эскадрилии, уже привыкших к безраздельному господству в небе и, потому, беспечных.

Знойным летним днем Васятка, после инспекции полковой кухни и туалетов, блаженствовал в тени развесистых кустов на самом краю аэродрома. Практически весь полк улетел на выполнение очередного боевого задания и никто, кроме преданного кошкозаврика Гамы не мешал птеродактилю сосредоточиться на размышлениях о своей горькой судьбине. Процесс углубленного самокопания и медитативного мыслебичевания был грубо прерван выпадением на различные части тела Васятки каких-то осадков. "Вот дерьмо! Опять дождик." - лениво подумал он и открыл глаза. "И вправду дерьмо!" - удивился Васятка, разглядываю крупные лепешки помета, закамуфлировавшие его с головы до кончика хвоста. "Неужели диплодоки летать научились?" - удивился "дежурный по аэродрому" и посмотрел на небо. Картина, открывшаяся его взгляду, была поражала своей грандиозностью и опасной красотой - на аэродром заходила эскадрилия "тундрабёдов", разукрашенных, как недавно выяснила разведка, эмблемами двух кланов этих тварей. Перевернутые черные сердечки с хвостиками назывались "пики" - их рисовали себе птицы, проживающие на вершинах гор, а красненькие ромбики именовались "бубни" и означали, что их владельцы любили побубнить, то есть подолбить клювом в маленький бубен ромбовидной формы. Причем занимались этим они постоянно, даже во время приема пищи и процесса размножения, прерываясь лишь на время боевых вылетов, дабы обеспечить тишину в эфире.

Минуты три Васятка, разинув клюв, наблюдал за маневрами вражеской эскадрилии, а затем, вспомнив о своих служебных обязанностях, долге перед родиной и присяге, заметался по летному полю с дикими криками "Воздух! Воздух!", совершенно неуместными в данном случае, поскольку все боевые птеродактили улетели, а троглодиты-особисты и повар с утра нажрались маковой соломки и беспробудно дрыхли. Сорвав, и без того достаточно хриплый, голос, Васятка с ужасом осознал, что защищать Родину, аэродром и себя самого придется одному и помощи ждать неоткуда. Уже заранее простившись с жизнью и, мечтая только об одном - сбить парочку врагов и отомстить тем самым и за батю, и за себя, Васятка, неуклюже разбежавшись, поднялся в воздух. Камуфляж из птичьего дерьма сослужил ему хорошую службу - подслеповатые птички не заметили его на фоне земли и прозевали момент взлета, тем более, что Васятка заходил на них по всем правилам воздушного боя - со стороны солнца (надо заметить что из всех правил Васятка помнил только это одно и даже толком не понимал, зачем нужно заходить именно со стороны солнца).

Вобщем "тундрабеды" даже каркнуть не успели, как храбрый Васятка с победоносным клекотом налетел на их ведущего. Правда точно выполнить маневр у птеродактиля не получилось и он на высокой скорости гордо просвистел мимо. Внезапно атакованные птицы, однако, быстро опомнились и стали пристраиваться в хвост Васятке с явным намерением покарать наглого птеродактиля, который лихорадочно вспоминал фигуры высшего и низшего пилотажа, позволяющие без труда сбить любого противника. Но на ум ему ничего не приходило, кроме "Петли Штопорова", да и ту Васятка помнил не до конца. Вобщем довольно скоро бедного аса-неудачника окружили и на него устремился вражеский вожак, весь в красных ромбиках "бубней". Глаза Васятки, понявшего, что настал его смертный час, тоже приняли квадратную форму и покраснели. Совершенно отчаявшись, наш герой устремился навстречу врагу. И вот, когда до столкновения оставались считаные секунды, от васяткиного загривка что-то отделилось и полетело в сторону головы "тундрабеда". В панической горячке Васятка совершенно забыл про своего друга, который, видимо, все это время провел на шее у птеродактиля, крепко вцепившись в загривок. Пролетев метра два, преданый кошкозаврик вцепился острыми когтями прямо в глаза васяткиного обидчика, который из-за ужасной боли закувыркался в воздухе и спикировал в сторону полковой кухни. Ошпарив задницу в котле с закипающим обедом, вожак "тундрабедов" совершенно потерял способность ориентироваться и рухнул прямо в костер, где и запылал как свечка. "Горишь, бубновый!" - Васятка воспрял духом и стремительно атаковал, опешивших от такого разворота событий, врагов. Опьяненный неожиданной удачей птеродактиль мощным ударом в хвост сбил еще одного противника и свечой взмыл в небо, чтобы перевести дух, оглядеться и полюбоваться делом лап своих.

Поверженный вожак, источая противный запах паленых перьев, догорал в остатках безвозвратно утерянного полкового обеда, его растерянные подчиненные с тревожными криками бесцельно кружили над телом командира, а с востока приближалась большая группа птеродактилей. Приглядевшись, Васятка узнал своих соседей - лютых птеродактилиц-бомбардировщиц из полка "Ночная бабочка", которых их полк сегодня пригласил на вечеринку. Вспомнив, что "бабочки" уже месяц не навещали соседей и представив всю ярость птеродактилиц, изголодавшихся по мужскому обществу, Васятка даже пожалел своих противников, которые все-таки очухались и оценив обстановку быстренько ретировались. Причем Васятке, находившиемуся гораздо выше врагов, удалось отомстить им, добавив к "пикам" и "бубнам" цветастые разводы своего кошерного помета. В туалет ему хотелось очень давно и "по-большому"...


НЕ ПОНРАВИЛОСЬ (-1)   --   прочитал (НЕ ОЦЕНИВАТЬ)   --   ПОНРАВИЛОСЬ (+1)

[в начало]
 

 

Copyrights © 2006 - 2015, Deg026